Iolanta Jankowska
Сколь неразумно тебе и мне не верить в...
За последние несколько дней произошло столько событий, что они до сих пор стоят перед моими глазами и не отпускают меня даже когда я ложусь спать. Каждую ночь, и даже, кажется, каждый день, едва я хоть на минуту прикрываю глаза - я вижу цветные сны, сны об одном и том же, навязчивые, тревожные и безумно яркие, как пылающий огонь. Уже вторую ночь ты спокойно спишь рядом и обнимаешь меня тяжелой и нежной рукой, а я все еще вижу свои сны. Сны о том, как я потеряла и не могла найти тебя.

1.

23-ий день Желтой луны, третий день без магии, третий день без тебя. Два дня назад что-то случилось, но я не знаю и не понимаю что: я не маг, моих способностей едва хватает на то, что бы понять кто перед мной - бард, алхимик или вор, но не годится ни на что большее. Магии нет, дворец мрачен и темен. Днем ощущения страха притупляются, днем за окнами изредка проглядывает солнце, но ночью все становится другим. Ночью горят свечи, темнота окутывает коридоры и лестницы, я замерзаю в темноте без твоего тепла. А вокруг ходят чужие люди - ко двору прибыли сразу несколько делегаций, надо ими заниматься, надо сделать так, чтобы не случилось дипломатического скандала, в конце концов я Первый Королевский Советник, и я даже вошла в Дворянское собрание, пусть всего лишь с правом совещательного голоса, но я всего достигла сама, и сейчас - я знаю, что надо встречаться с Мистралийцами, Эгинцами и прочими гостями столицы, но я уже почти не могу этого делать. Мое беспокойство слишком сильно, оно растет как снежный ком, наполняет меня и пугает меня.
Принцессы Лиры тоже нет во дворце, но о ней у меня есть хоть какие-то сведения - она застряла в Охотничьих угодьях вместе со своей подругой Кассандрой, и сейчас, вероятно, они добираются до дворца своим ходом, что определенно займет некоторое время. А вот где застрял ты... Люди вокруг беспокоятся, они спрашивают меня, когда я видела тебя в последний раз, и не был ли ты в чем-то необычным? Но ты был обыкновенным, таким как всегда, заботливый, внимательный и сильный. Я даже заподозрить бы не смогла что что-то может измениться и тебя вдруг не станет рядом! Я рано ушла спать, и только утром узнала о том, что мир вокруг изменился. Изменился настолько.

Мистралийцы шушукаются по углам, что-то у них происходит, маги бегают по двору в поисках магии, вероятно. Дверь в покои метра Ледара то и дело хлопает, туда постоянно кто-то приходит, всех интересует когда вернется магия и вернется ли она вообще. Почему-то я связываю твое исчезновение с тем что случилось, но пока не могу разобраться, что случилось первым, что причина, что следствие. По коридору, минуя группы людей проходит темная тень. Кто-то, кого я не могу опознать, приходит во дворец и требует короля. Еще спустя время я слышу, что на ратуше возле дворца появился дракон. Дракон в нашем городе?! Это странно, это непонятно и необъяснимо, как и запертая в одночасье дверь в лабораторию нашего придворного мага. Возле двери толпятся маги всех уровней и всех стран, что-то обсуждают, пытаются взломать дверь, но все безуспешно. Я тихо прохожу рядом и слушаю их разговоры. Я ничем не могу помочь им, и не знаю, так ли нужна нам сейчас эта лаборатория. Меня больше беспокоит отсутствие короля.

Оттесняя толпы страждущих я снова пытаюсь поговорить с придворным магом. В раз постаревший мэтр Ледар, еще вчера он был молод и абсолютно черноволос, а сейчас передо мной стоит седой как лунь старик, внезапно решает признаться мне, что он видел исчезновение Шеллара. В тот момент, когда исчезла магия, они находились рядом, у них происходил разговор в кабинете короля, в том самом, куда меня не пускают вторые сутки дюжие стражники у входа, и король просто рассыпался прахом, исчез в воздухе. Так, как могут исчезать только маги. Маги, целиком зависящие от магии вокруг, при исчезновении ее исчезают сами. "Вы что-нибудь знаете об этом?" - наклоняется ко мне Ледар, но я не знаю что сказать. Мой Шеллар - маг?! Разве бы не сказал он мне об этом? Разве бы не доверился?..

Потом были страшные крики из кабинета короля. Горничная решила там убраться и обнаружила кровь. Много крови. Я тоже бегу на крики, и слышу эту историю. Но я-то уже знаю, что король исчез, значит это не его кровь. Но тогда чья? Почему горничная не приходила убираться в предыдущие дни? Откуда взялась стража у королевских покоев? Я обычно работала в кабинете короля, а сейчас не могу туда попасть. Что черт побери вообще происходит? Вопросов больше чем ответов.

У соседних покоев мелькает только что вернувшаяся из охотничьего домика Кассандра. Я пытаюсь узнать у нее где Лира. Глаза Кассандры смеются, она выглядит взбудораженной, но уверенно врет мне в лицо, что Лира не захотела вернуться во дворец, что она осталась там, но с ней все в порядке и она прислала письмо дяде, королю Шеллару. Отдавать письмо принцесса не собирается, я понимаю, что сейчас не стоит и заикаться об этом, в конце концов я все еще надеюсь, что король скоро появится и все образуется. Но тут из покоев принцессы выходит юноша. Странный юноша в коричневом замшевом камзоле, так удивительно похожий на саму Лиру... В первое мгновение я решаю, что это переодетая Лира, но потом понимаю, что это все же мальчик, но, черт побери, что он здесь делает и как он сюда попал?! Кассандра рассказывает мне чудесную сказку о Кристиане, присланном ей ее папенькой для обучения ее хорошим манерам, а я пытаюсь выяснить каким образом этот чудесный юноша попал так скоро в охотничий домик в отсутствии магии. Принцесса краснеет и продолжает врать дальше. Я чувствую себя уставшей и прекращаю разговор. Кристиан, так Кристиан, разберусь с этим позднее, сейчас мои виски аккумулируют в себе всю боль, какую только можно собрать вокруг, и я готова расплакаться, но мне нельзя. Впереди нас ждет Дворянское собрание.

Во дворце появляется незнакомая строгая женщина, она смотрит высокомерно и сдержанно, говорит медленно и с расстановкой, и она принесла нам требования Дракона. Того, что сейчас сидит на ратуше и страшно рычит на всю округу. Дракон требует к себе короля или любую другую особь королевской крови в течении часа. Или он спалит город.
Он Дракон и он требует. Нам некого послать к нему. Абсолютно. Короля нет, принцессы тоже. Собрание Дворян не многолюдно, но им нужны ответы. Я не могу им рассказать о том, что мой король рассыпался прахом и его нет. Я знаю, что обязана сохранить его трон и его страну в том же порядке до его возвращения, ведь он просто обязан ко мне вернуться.
"Ты должен ко мне вернуться!" - мысленно повторяю я снова и снова, смотря на то, что творят эти дворяне в твое отсутствие. Герцог Дварри притащил на собрание незнакомого юношу, представляет его как барона Натаэна Гаэтано. Я уже видела его при дворе, но мало ли молодых дворян ходит в наших стенах? Ходил бы себе и ходил дальше, но сейчас творится что-то несусветное. Дварри объявляет, что этот юноша, он так считает и он в этом абсолютно уверен - наследный принц Теолар, который не погиб 11 лет назад в Эгине при пожаре. Я слушаю этот бред и не понимаю, чего добивается Дварри, Дварри, которого ты считал своим другом!.. У него нет никаких доказательств, но он требует посадить на престол этого юношу, мотивируя это тем, что Дракон хочет спалить наш город сейчас, и король нам нужен сейчас. Голос Дракона сидит с абсолютно прямой спиной и отстранено слушает дебаты дворян. Слушает и молчит, окидывая холодным взглядом присутствующих, и от ее взгляда у меня бегут мурашки по коже. "У вас осталось на решение сорок минут" - Голос наклоняет голову в сторону и смотрит пристально и пронзительно - "Решите же уже хоть что-нибудь."
И Собрание решает.
Собрание решает голосовать, и барон Ариан предлагает выдвигать кандидатуры на должность местоблюстителя трона. Я благодарна ему за подобную формулировку, но, боги, как же мне больно сейчас! Он сидит напротив меня, большой мужчина с острым взглядом, и требует, давит и требует - "Ваша кандидатура?! Ну же!"
Я не могу ему сказать ничего. Мой язык свело судорогой, в голове мелькают мысли одна за другой - "Кого предложить? Кого? Поддерживать какого-то выскочку без прав - это выше моих сил! Выдвигать кого-то из собрания? Кого? Эту сволочь Дварри? Лиссандра Монкара? Блэр? Только что пришедшую на собрание мэтрессу Виолету, наследницу умершего "старого хрыча" имени которого никто не помнит? Ариана фон Графта, который сейчас сидит и сверлит меня взглядом?.. Себя?.. Себя. Я могу предложить только себя, ради того, чтобы спасти королевство и сохранить его до возвращения моего короля. Только у меня есть права на этот трон сейчас, в отсутствии Лиры, но я НЕ МОГУ никому об этом рассказать! Мой обет! Мое обещание! Наша тайна... И даже если я рискну и предложу...меня никто не поддержит. Они не любят меня. Никто не любит, Блэр не в счет, она могла бы меня поддержать, но прочие - нет..."

Мысли проносятся в голове снова и снова, по кругу. Мир вокруг кружится. Я молчу. Ариан почти рычит на меня "Ваша кандидатура?!" Я еще пытаюсь отбиться от него словами, что мой голос все равно только совещательный и я не могу голосовать ни за кого, но он настаивает, и я предлагаю его самого. В конце концов, он предлагает избрать не нового короля, а всего лишь того, кто будет своим задом греть трон до возвращения Шеллара...

Три голоса "за" Гаэтано. Я язвительно и горько шучу по поводу пушечного мяса. Гаэтано вскидывается. Дварри начинает требовать права для своего протеже. Но решение принято - "местоблюститель" и не более. Собрание заканчивается, все уходят, а я остаюсь сидеть. Слезы текут по щекам. Слезы и глухое отчаяние.

"Почему вы позволяете им все решать за вас? Почему это были не вы? Ведь это вы могли быть сейчас избраны... Вы, а не они. Они слабы и глупы, Вы - нет..."
Это Голос Дракона. Она смотрит на меня спокойно и говорит так медленно, и так правильно. Она говорит то, что я сама бы могла себе сказать, если бы осмелилась.
"Почему это были не вы?"...
Она уходит, а я остаюсь.
Слезы. Много слез. И я одна.
"Я ничего не смогла сделать, ничего! Я ничего не могу сделать! Они все рушат, они предают тебя, а я не понимаю, что надо делать сейчас. Сволочи! Подонки! Вы убиваете короля, хотя он жив! Делите его трон и его царство! Сволочи! Боги, ну где же ты! Ну почему я просто слабая женщина, которая любит тебя! Которая может только любить и не может лишний раз открыть рот!"
Так больно мне не было давно.
Наверное, последний раз мне было так больно 9 лет назад, когда я однажды вернулась в свою деревню и не нашла свою семью.

Горы были холодны и величавы, белы и недоступны, рядом с ними девочка всегда казалась себя маленькой и тщедушной. Но всякий раз отправлялась к ним с трепетом и восхищением, ибо там она набиралась сил и соединялась с природой, как учила ее мать, и усмиряла свою гордость и силу, которыми сполна наградил ее отец.
8 день Белой Луны, время собирать травы. Пятнадцатилетняя Турия отпросилась у матери и ушла в горы еще два дня назад, она обычно уходила на неделю, жила в лугах, ела ягоды, пила росу и растворялась в солнце и его жарких лучах.
В тот день все было как всегда, дикорастущие травы, источающие ароматы лета, полная корзинка мелиссы, лаванды и папоротника, раннее утро и белый снег на вершинах. Все как должно быть, нет никаких тревог и страхов, и Турия засыпает на теплой душистой траве и ей снится зарево, небо становится розовым и пылающим, окрашивает снег в красный цвет, и она внезапно просыпается, в траве, с зажатым в ладони пучком лаванды и видит красные горы.
Путь домой был неблизок, за два дня, даже никуда не торопясь и собирая травы, девочка успела уйти далеко. Дорога была длинна и закончилась пеплом и углями. Вся деревня была сожжена. На улицах лежали обгоревшие тела родных, друзей, соплеменников, и тихий ветер сдувал по улицам серую пелену и закручивал ее в клубки и вихри. Войны и раньше приходили в их пустыню, и раньше гибли люди, но то были воины, а не беззащитные старики, женщины и дети.
Турия стояла над погибшим племенем и не могла понять, кто в этом мире оказался так жесток и так беспощаден, что смог в одночасье убить ВСЕХ. Это было непостижимо, это было страшно, это было...
Стоя над телами своих погибших родных, и глядя в бесцветные глаза их душ, стоявших над нею, Турия поклялась найти убийц своего племени и обагрить их кровью землю.
И лишь после этого, лишь потом - она станет вождем нового сильного племени и будет заботиться о нем, так же, как делал это ее отец, лишь после этого...
Боги небесные, как же больно


Боги небесные, как же больно... Я хожу по тронному залу взад-вперед, нарезая круги, темнота вокруг меня становится непроницаемой, остается только одно яркое пятно в моей руке - маленький стеклянный подсвечник в серебряной паутине, в котором теплится Огонек свечи. Ты помнишь, как мы зажигали эти свечи, расставляли их по комнате, так, что казалось будто в твоей спальне - на полу, на подоконнике, на камине - поселились далекие мерцающие звезды. А потом мы лежали на постели, и твоя рука гладила мои волосы, и эти звезды светились и отражались в твоих темных глазах.
Я хожу по темному залу, слезы слепят мои глаза, пальцы судорожно сжимают свечу. А потом она гаснет.

Что-то случилось, что-то случилось, но я не понимаю что это. Мир вокруг плавится и горит, но мне не больно. Нет, мне не больно от огня, охватившего меня, я смотрю сквозь него на изменяющуюся реальность, и хочется всю ее заполнить этим ярким рыжим огнем. Нет, мне не больно снаружи. Но, боги, как же больно мне внутри. Бессильная и яростная злость наполняет меня, я ненавижу предателей, которые угрожают тебе, мой король, я ненавижу их! Я бы выжгла всю эту грязь и заразу с лица земли! Я бы сделала все что угодно, лишь бы вернуть тебя! Что-то выливается из меня, и мне кажется, что это сила. Во мне будто появилась сила, много силы и много... боли. Я трудно дышу, я чувствую как сбивается и глохнет мое дыхание, я бегу по коридору, не в силах унять свою боль и свое сердцебиение, и кто-то бросается на меня. Я не знаю кто это. Дварри?? "Не трогайте ее! Она горит!" - кричит кто-то и Дварри - это все же был он, оттаскивают в сторону. Или это он упал сам? Вокруг плавятся стены и обивка, я не вижу ничего вокруг, все сливается в одно большое мельтешащее пятно, у меня трясутся руки, мне нечем дышать, голова гудит и кружится, я сажусь на подоконник и пытаюсь взять в руку внезапно выпавший подсвечник. У меня не получается.
"Турия!". Какой знакомый голос. Он кажется зовет меня? Турия - это я? Я поворачиваю голову в сторону. Сквозь марево огня и текущие из глаз слезы с трудом различаю людей. Их много, они стоят на отдалении и смотрят на меня со страхом.
"Турия!" - опять этот голос. Блэр?
"Да... Что тебе?" - я еле ворочаю языком, горло пересохло от рыданий, или это от огня?
"Что с тобой, Турия?"
" Не трогайте меня... Мне плохо... Вы все предали его... вы все и ты тоже..."
Мне все же удалось схватить подсвечник трясущимися пальцами, и я встаю с подоконника и поворачиваюсь к людям. Они же боятся меня... боятся!
"Отойдите..." - хриплю я и иду сквозь толпу, по коридору, вниз по лестнице, все быстрее и быстрее. Я знаю чего я хочу. Я знаю! Это я должна была говорить с Драконом и я сейчас поговорю с ним! За мной кто-то бежит. Но сейчас я думаю только об одном - все эти люди не смогли договориться с ним, а я смогу. Я должна! Потому что я сейчас вместо своего короля здесь, и я помогу сохранить его город и его страну!
Я выбегаю на улицу, и бегу в сторону ратуши. Вот и Дракон. Какой же он огромный! Голоса нигде не видно, а я так надеялась найти ее здесь! Значит я пойду прямо к нему!
"Я хочу поговорить с тобой!" - почти умоляю его я, но Дракон шумно выдыхает воздух, взмахивает тяжелыми крыльями и взмывает в небо... Улетел... Он улетел...
Силы заканчиваются. Огонь гаснет. Я падаю на землю, ко мне бежит Блэр и кто-то еще... Я не очень отчетливо помню, что было дальше, меня ведут во дворец, а я плачу как ребенок, который потерял последнюю надежду обрести свою семью...


Я сижу в тронном зале, и ко мне подходят люди. Странно, что после всего этого они ко мне подходят.
"На вас наложили заклятье?" - спрашивает мистик.
- Не знаю...
"С вами это случалось раньше?" - какой-то маг.
- Нет, это впервые...
"Как ты себя чувствуешь?"- Блэр.
- Уже лучше. Только все кружится вокруг...Дайте, пожалуйста воды... И зажгите мне мою свечу...

В ту ночь я почти засыпаю в тронном зале, слушаю сквозь дрему, как мимо ходят люди, смотрю как теплится свечка у моих ног на полу, и не нахожу сил чтобы уйти в свою золотую клетку и лечь там спать в одиночестве и темноте.
Без тебя.


2.1.

24-ый день Желтой луны, почти полдень. Четвертый день без магии. Без моего короля.
После вчерашнего приступа кружится голова и слабость, глаза будто опухли, но это нормально. Я 9 лет не плакала, а вчера отдала земле все что накопилось за эти годы.
9 лет без слез... Мой король берег меня от слез, у меня не было ни единой причины печалиться или грустить.

Король был внимателен и молчалив, он выслушал рассказ Турии не задавая лишних вопросов и почти сразу же выделил ей отряд паладинов, чтобы сопроводить ее на место трагедии и разобраться в случившемся. Турия ехала впереди колонны, указывая дорогу, но увидеть вновь свою деревню ей не удалось. Горная лавина, одна из тех, что нередки в горах в это время года, буквально на их глазах смела единственную дорогу, ведущую к деревне, и погребла ее под собой. Навечно. Образовавшаяся горная гряда стала достойной гробницей для ее родных, но лишило Турию последней возможности разобраться в том, что случилось.
Девушка не знала, что ей делать. Остановиться сил не было, ушедшие родные почти каждую ночь вставали у нее перед глазами и просили отмщения, а путь к обретению свободы от клятвы она утратила. Нервы были на пределе, от избытка чувств сердце было готово разорваться, от избытка мыслей кружилась голова и мутилось сознание. Вернувшиеся во дворец паладины привезли Турию в полубессознательном состоянии, в лихорадке и жаре, бредившую страшными видениями и иногда разговаривающую на незнакомом языке - казалось, что она молится своим богам, и глаза ее видят что-то иное, нежели потолок гостевой спальни в дальнем крыле дворца, куда ее поместили по приказу короля.
Придворный мистик выхаживал ее несколько месяцев. Постепенно видения стали не такими яркими, голоса перестали тревожить ее по ночам, являясь теперь все реже и не разрывая ей сердце жалобными стонами. Ей опять захотелось жить, а месть за родных, хотя и оставалась одним из важнейших дел ее жизни, но больше не являлась единственной причиной для оной. К тому же теперь... в ее жизни появилась еще одна причина чтобы жить. Чтобы жить, дышать и чего-то достигать.
Король.
Шеллар Второй.
С того самого дня, когда однажды он навестил свою гостью в ее комнате, спросил как она себя чувствует и приказал пригласить к ней портных и обувных дел мастера, чтобы придать ей более подобающий для жизни во дворце вид, с того самого дня, когда он зашел в ее комнату и посмотрел на нее не как все прочие, не презрительно "да она же варварка!", не с иронией "да что она может, она же выросла там, где нет книг!", не высокомерно "фи, она не так красива как дОлжно быть даме при дворе его Величества, и одевается она ужасно, не говоря уже про ее манеры", а по-другому, иначе, с уважением и сочувствием, как на равную...
С того самого дня Турия поняла, что жить можно не только ради мести и смерти, но и ради любви и жизни.
Пусть не вместе, пусть не сливаясь воедино, но просто ради того, чтобы быть рядом, пусть на отдалении, но смотреть на него, любоваться им, помогать ему, любить его.

Ты можешь свернуть горы, когда тебе есть ради кого их сворачивать.
А ей теперь было ради кого...


Я выхожу из спальни.
Слухи и свежие новости и признания так и сыплются отовсюду.
Мэтр Ледар внезапно начинает выдавать признания за признанием. У него был брат, старший брат, сильнейший ментальный маг, по мнению метра Ледара именно он принял его облик и устроил ту резню в Эгине, когда погибла вся королевская семья. И, возможно, он же принял облик Шеллара и стал королем. Но когда? Недавно? И куда дели тогда настоящего короля?
- Его Величество точно не мог быть подменен в последнее время, леди Турия? - кто-то за спиной, не знаю кто, спрашивает меня и я отвечаю - "Уверяю вас, есть моменты, в которые женщина всегда поймет какой рядом с ней мужчина, в каком бы облике он в тот момент не находился..."

Мэтр Ледар ходит по дворцу и всем рассказывает о том, что у него был брат, которого, как он считал, он убил много лет назад. Брат, который убил его мать. Брат, который был велик и ужасен, ибо был великом магом, способным на многое.
Ледар не любит об этом рассказывать? Или он вспомнил об этом сейчас и внезапно? Почему раньше он не заговаривал о том, что у него был сводный брат, почему раньше все это было тайной, а сейчас внезапно начало всплывать?

Приходят новые новости от Дракона. Он все еще сидит на крыше ратуши, и периодически плюет огнем в строну дворца. Говорят, что в столице есть то, что принадлежит Дракону и мы должны отдать ему это до окончания светового дня, иначе город будет испепелен, а Дракон сам заберет то, что ему нужно забрать. Наверное, это было известно уже вчера, но я узнаю это только сейчас - это яйцо Дракона. Королевский наследник. Маленькая жизнь в чешуйчатой скорлупе. Драконы сами отдали своего ребенка чужому человеку, потому что не смогли его ослушаться. А сейчас они прилетели и требуют вернуть то, что принадлежит им.

Я вижу Голос Дракона, вокруг нее суетятся люди, суетятся и нервничают. Все так боятся смерти? Глупые, глупые люди, смерть это не самое страшное... Я тоже подхожу к ней, и она спрашивает меня - "Можем ли мы поговорить?"
Это именно то, чего я хотела и ждала и мы выходим с ней прогуляться в саду.
- Я знаю кто вы, и я прошу вас больше не приближаться к Дракону. Если вам надо говорить, говорите со мной... - голос женщины холоден и высокомерен, но я вспыхиваю не от этого. Мне кажется, что сейчас меня уличили в чем-то постыдном и страшном, но я не знаю в чем!
- Я просто хотела поговорить с ним, я надеялась, что увижу там вас и поговорю с вами, но вас не было, и я отправилась к нему... - похоже, я оправдываюсь. Знать бы еще за что...
- Вы напугали его. Не делайте так больше.
- Я этого не хотела, поверьте мне! Но...что значит ваша фраза - "я знаю кто вы"... Похоже вы знаете больше меня, потому что я не знаю о чем идет речь.
- Вы - Феникс. Вы не знали? С вами раньше случалось то, что было вчера?
- Феникс? Разве... разве они не существуют только в сказках... Нет, раньше со мной такого не было... Или я этого не помню.

Мы гуляем по дорожке до садового домика и обратно, вокруг пусто и солнечно. Я говорю Голосу, что самое главное для меня сейчас, это найти короля.
- Я помогу вам найти его, если вы поможете мне, - говорит Голос, - но вы должны быть готовы ко всему... Возможно, его уже нет с нами.
Я стараюсь не зацикливаться на ее словах, я стараюсь, не думать о том, что короля нет, я продолжаю говорить с ней и слышу снова:
- Почему вы так боитесь? Заставьте этих людей бояться вас, заставьте сделать их то, что нужно вам... Вы это можете.. не бойтесь стать жесткой и сильной, Фениксов невозможно убить обычными способами, только если предпринять что-то экстраординарное... Заставьте этих людей слушать вас, они не смогут вам сделать больно.
- Нужно вернуть магию, - говорю я, - мне кажется, вернется она, вернется и Шеллар...
- Возможно, - уклончиво отвечает Голос, - но сначала - помогите мне, и я помогу вам...

К нам подбегает Блэр, она хочет говорить с Голосом, у нее есть какие-то шифры, какие-то бумаги и таблички, она возбуждена и глаза ее горят синим цветом. Узнав то, что ее беспокоит, она спешно убегает во дворец. Я прощаюсь с Голосом и отправляюсь туда же.

Двор гудит, у дверей лаборатории сбилась стая магов. Они с жадностью смотрят на запертую дверь, их глаза горят. Главных героев переполоха не видно. Они не здесь. Они лезут вверх по стене. Говорят, что это Блэр и ее брат Дварри, и еще девушка-стрелок из команды героев. Я тоже любопытна, мне тоже хочется видеть все, и я тоже надеюсь, что с открытием лаборатории тайн станет меньше.
За дверью раздается шум и голоса. Это действительно Блэр! Те, кто находятся внутри, открывают двери, все близстоящие маги как один втягиваются внутрь. Дверь закрывается. Остается только ждать, изменится ли хоть что-нибудь или нет.

Я хожу взбудораженная, в голове проносятся картинки и факты, они начинают собираться в какое-то подобие головоломки, но пока я не могу понять как ее собрать. Я не могу признаться никому, что я Феникс, я вообще не очень в этом уверена сама, поэтому моя задача выяснить у знающих людей хоть что-то. Я осторожно закидываю удочки - подойду к одному, подойду к другому. Интересуюсь драконами, коли уж они под окнами дворца, и заодно и прочими мифическими существами, вроде Фениксов. Кто-то говорит мне, что читал книгу про подобных существ и была она в библиотеке, и я отправляюсь туда, читать манускрипты и тексты. Про Фениксов нигде нет ни слова. Кто-то рассказывает мне, что Фениксы приносят несчастье, смерть, мор и голод. Я понимаю, что теперь вообще никому не смогу довериться. Они и правда станут бояться меня. Все как сказала Голос...

Пока же, ко мне приходят целые делегации, и все обещают, спрашивают, ободряют...
Я чувствую себя подопытным кроликом, новым неопознанным цветком, не расшифрованной надписью в старом храме.
- Когда вернется магия - пойдите ко мне, я помогу вам разобраться, что за заклятье на вас вчера наслали...
- Как только все утрясется, я обязательно проверю вас и ваше самочувствие...
- Вам уже лучше? Случались ли у вас подобные приступы раньше?
Мистралийцы, ортанцы, поморцы...боги мои, как вас всех много...

Неожиданно приходит новость, она распространяется по дворцу, но никто не может сказать, что видел подтверждение своими собственными глазами, потому что в лабораторию впускают только магов. Пропавшая ученица мэтра Ледара - Ким - там. Так же как и яйцо Дракона. А еще там 12 артефактов, сложенных вокруг замершей в энергетическом столбе Ким, стоящей в кругу со скрещенными руками, и впитывающей в себя всю энергию и все магию, что сейчас есть на сотни миль вокруг, точнее - ту, что нет на сотни миль вокруг... Артефакты высасывают магию из мира, аккумулируют ее в яйце Дракона и луч энергии выходит из этого яйца и питает Ким силой, неведомой силой...
- Кто бы мог подумать, что причиной исчезновения магии будет моя Ким, - удивленно встряхивает черноволосой головой мэтр Ледар, выходя из лаборатории, и сразу же, на наших глазах превращается в старика - там магия есть, здесь - нет.

Магии все еще нет, никто не может разрушить кольцо из артефактов и завершить ритуал, Голос сидит в лаборатории вместе с прочими магами, а мне нужно чем-то занять свою голову. И тут я вижу Кассандру. "Пора разобраться с Лирой и с этим странным юношей", - решаю я и направляюсь к девушке решительно и с намерением не отступить на этот раз. Заставьте их бояться вас... Надеюсь, это не про вас говорила мне Голос, мои девочки.
Кассандра внезапно почти легко соглашается отдать мне письмо Лиры к Шеллару. И приглашает в свои покои для объяснений. Да, у Лиры были основания не появляться во дворце. письмо все еще у меня в руке, но я не могу его прочесть, пока не дослушаю до конца. Лира не хочет выходить замуж за Энрике,(а ей пророчат брак с ним), потому что она любит другого, и она хотела бы переждать его визит подальше от дворца. Но есть и еще одна причина.
Кристиан выходит вперед и говорит: "Дело в том, что Лира это я."
"Я так и думала" - облеченно выдыхаю я, а Кристиан-Лира смотрит на свою черноволосую подругу и восклицает: "Я же говорила, что ей можно доверять!"

Дальнейшее похоже на плохо придуманную сказку с ужасным концом.

Легкомысленные девчонки, под шумок залезшие в кабинет короля
"Я приказала охраннику отойти, потому что я принцесса, и он ушел!" - восторженно хвастается принцесса Кассандра
Блейз, помогающий открыть девчонкам один из тайников Шеллара
"Я там нашла документы и обряды, о том, что ребенку в возрасте до 10 лет можно поменять пол, превратить из мальчика в девочку и наоборот! Все что нужно потом - раз в месяц проводить ритуал и поддерживать новый образ! Вот видите? Магия исчезла и я сразу стала мальчиком! Значит я когда-то тоже была мальчиком! Как вы думаете, кто мог это сделать?" - торопится и сама себя перебивает Лира, то есть Кристиан, то есть... кто все-таки?
Мэтр Ледар, внезапно пришедший в покои принцесс для странной операции по извлечению артефакта у себя из-под кожи.
"Вот видите, какая иголка сидит у него в руке? Она заставляла его выполнять чужую волю как свою собственную. Кто-то держал его под-контролем и командовал им. Неужто король приложил руку и к этому?" - мэтр Феандилль показывает мне иглу и прячет ее в свой широкий рукав.
Блейз, сообщивший, что у него брали кровь на анализ.
"Когда исчезают или умирают сильные маги, они могут переселяться в другие миры. Считается, что на их место могут прийти другие люди, которые в тот момент умерли у себя в мире. Раз Шеллар исчез, значит на его место пришел кто-то еще. Может это его кровь?" - делятся со мною слухами и доводами все кому не лень

Шеллар, Шеллар, Шеллар... сегодня тебя обвиняют во всех смертных грехах чуть ли не все вокруг. На моих глазах ты превращаешься в главное мировое Зло, я сижу в тронном зале, смотрю в пол и впадаю в горячечный бред. Как тогда. Как 9 лет назад. Тугое и плотное, как шелк отчаяние охватывает меня с ног до головы, я больше не хочу жить, я уже почти смиряюсь с тем, что больше тебя не увижу. Мне не остается ничего, кроме как спрыгнуть с городской Ратуши и разбиться о камни. Мне тебя не вернуть.

Как случилось что король заметил ее, выделил из всех - она не знала. Она честно и старательно училась, читала книги, занималась с присланными Его Величеством учителями. Начиная от самой малой должности при дворе, она все выше и выше поднималась по карьерной лестнице. Она не умела быть "леди" в том смысле, который вкладывался в это понятие при дворе - она не щебетала о милых пустяках, не надувала губки и не вела себя как легкомысленная и милая барышня, но однажды ее стали называть леди Турия, хотя за спиной нет-нет да и проскальзывало - "варварка". Турия училась, читала и взрослела - в мыслях, высказываниях и суждениях. Она беседовала с королем на равных, высказываясь о делах государства со свойственной ей прямотой, не играя в политику, ибо она не умела быть политиком. Она просто была рядом и была Другом.
Пока однажды не узнала, что стала Женщиной. Его женщиной. Женщиной для Него.
Тот вечер навсегда запомнился ей, да иначе и быть не могло - это все было слишком желанным и слишком невозможным, чтобы можно было поверить в реальность происходящего.
После бесконечно длинного приема с послами соседнего государства Шеллар пригласил ее на прогулку по вечернему саду. Они шли по тенистым аллеям, слушали трели ночных птиц и разговаривали обо всем сразу. Это было естественным их состоянием - идти по парку - его левая рука согнута в локте, ее правая лежит на его предплечье - и разговаривать обо всем сразу, что только не придет в голову. Они успели обсудить предложения послов по улучшению межгосударственных отношений, цены на ткань, привозимые в Даэн-Рисс этим летом, переселенцев, которые в последнее время стали появляться в огромных количествах, и вопрос, который задал королю милейший посол Поморья - не желает ли король наконец жениться и дать миру наследников.
- И что вы ему ответили? - почти улыбнулась Турия, потому что надо было улыбаться, потому что она была другом и поддержала бы его во всем, и даже в женитьбе на другой.
- Я ответил, что у меня уже есть избранница, и я не нуждаюсь в невестах, но, в любом случае, это мое личное дело, ни имеющее к политике никакого отношения. - Король остановился и посмотрел на Турию сверху вниз.
- У вас есть избранница, - повторила Турия и замолкла, и мысленно отругала себя за напавшее на нее косноязычие, потому что она не могла собрать разбегающиеся мысли в кучу, чтобы продолжить беседу в прежнем шутливом ключе. Она так и стояла сейчас перед Шелларом, кусала губы и смотрела на соседний куст сирени - цветы уже расцвели крупными гроздьями, и она стояла и считала бутончики в самой крупной грозди, не осмеливаясь посмотреть в глаза другу, чтобы не выдать ненароком свои чувства.
- Почему ты не спрашиваешь меня кто это? - насмешливо спросил король, - посмотри на меня и спроси. И я отвечу.
И Турия послушно прекратила считать цветы - сорок шесть... сорок семь... сорок восемь, подняла глаза на любимого и послушно спросила: "Кто это?", и даже улыбнулась ему.
- Это ты, - негромко и властно сказал Шеллар, и так же властно протянул руку, сжал ее затылок и потянул ее голову к себе.
- Это я... - повторила девушка, мгновенно перестав улыбаться, и сама подставила ему свои губы.

Этой ночью ей не снились ни обвалы, ни погибшие родственники. Ей снился ее король, он сжимал ее руку и гладил ее волосы, и когда утром она проснулась, оказалось, что это не было сном. Шеллар лежал рядом, гладил ее волосы, рассыпавшиеся по подушке и смотрел ей в глаза темным горячим взглядом.
С тех пор прошло уже 5 лет.


2.2.
Меня выводят из оцепенения вопли и крики. Дракон пыхнул огнем в сторону дворца, и разбил пару окон. Рядом прыгает на одной ножке Блэр, ругается как варварка и отряхивает с платья пепел.
- Пойдем погуляем, - не задумываясь говорю я ей, - нам надо поговорить.
И мы идем в сад.
- Ты помнишь что вчера случилось?
- Еще бы не помнить, - Блэр передергивает, - ты нас здорово напугала.
- А помнишь что было, когда я вышла ночью поговорить с Драконом?
- Да, он улетел.
- Да... Испугался и улетел... Меня испугался Дракон... Ты не догадываешься почему?
- Что ты хочешь сказать?..
- Я хочу сказать, что я Феникс... И я пока не знаю что с этим делать...

Мы гуляем по аллее, все мои разговоры опять сводятся к Шеллару. Как бы я не хотела узнать что-то про Фениксов, король по прежнему в списке необходимостей на первой строке.
Но кругов и цепей в моем сознании с каждым разговором образуется все больше и больше, я снова и снова рассказываю Блэр все, о чем я думала в последние дни, и пока я рассказываю ей про свои чувства, про свои мысли, про свои знания и догадки, я внезапно понимаю то, чего не понимала до сих пор.
- Блэр, помнишь мою деревню?.. Я все больше уверяюсь в том, что они погибли не просто так. Их убили из-за меня. Из-за того, что я Феникс...

Новое знание жжет мне голову. "Во всем виновата я. Все это произошло из-за меня. Они пришли меня искать и не нашли, а может мои родные просто не захотели меня выдать?"
Я возвращаюсь во дворец и натыкаюсь на Голос. Она стоит в коридоре недалеко от лаборатории и все так же спокойна, строга и горда. Я подхожу к ней. Почему-то мне кажется, что рядом с ней я найду ответы на мучающие меня вопросы. Но сейчас ее не слишком волнуют мои проблемы. Гораздо более ее интересует Яйцо. Оно по прежнему участвует в ритуале и его оттуда не изъять. Если же его просто выдернуть - то вся скопившаяся в Ким магия разнесет всю округу на многие мили вокруг.

Рядом суетится эмоциональный Дварри. В его голове тоже крутится одна навязчивая мысль и он пытается протолкнуть ее Голосу, как проталкивал Гаэтано в короли на Дворянском Собрании: "Мы обещали найти яйцо, и мы его нашли. Дальше дело Дракона как он заберет это яйцо себе, мы свою часть договора выполнили."
- Дракон, без сомнения, решит эту задачу просто и легко, - ненароком замечаю я, ибо я уже понимаю, что ценность яйца для крылатого чудища не сопоставима с прочими живыми существами, - Он сожжет лабораторию, заберет яйцо, и успеет улететь, а нас разнесет к черту. Чем это отличается от угрозы сжечь наш город, и уже потом забрать яйцо? Ему же ничего не будет... а для нас разница колоссальная...
- Да, вы правы, - на секунду соглашается Дварри... и устремляется к Голосу...проталкивать свое мнение дальше...

- Я могу вам чем-нибудь помочь? - спрашиваю я Голос, когда она в очередной раз проходит мимо меня, презрительно и невозмутимо глядя на копошащихся людей вокруг.
- Возможно... - шипящим голосом отвечает Голос, - я не понима-аю, что делают все эти маги... Неужели им просто не сломать еще один артефакт и не закончить ритуал... Один артефакт уже сломан... Им нужно всего-лишь убрать еще один... Сколько же мошшшно возиться...
- Давайте я его сожгу, - неожиданно для себя самой предлагаю я, - я же могу сжечь артефакты? Ведь так...?
- Так-к... Можете... - Голос смотрит на меня с холодным любопытством, - но вы еще не умеет управлять своим состоянием, вы не умеете загораться по собственной воле... Но я вам помогу...

Я иду по галерее, а рядом идет Голос.
- Ну же, постарайтесь испытать то, что вы испытывали вчера...вспомните всех тех, кто сделал вам больно? Тех, кто обидел вашего короля. Хотите, я вам приведу их? Хотите?
- Не надо, - я неожиданно пугаюсь, - я сама смогу... Я сумею.
- Тогда вспомните их ВСЕХ. Кто рвется к власти, кто причиняет вам боль, кто предает вашего короля? - какой же вкрадчивый и всепоглощающий этот Голос, как он завораживает мое уставшее сознание.
- Дварри...
- Дварри? Хотите я приведу его вам?
- Нет, - я отрицательно киваю головой.
"Почему вы не сожгли его вчера?" - врывается в мое сознание холодный вопрос, и я почти мысленно отвечаю, что не могу убивать людей. Пока не могу.

Боль, вчерашняя боль, опять заполняет меня, но я все еще боюсь, я боюсь причинить зло другим людям, поэтому сдерживаю комок тепла, который уже начинает аккумулироваться где-то под солнечным сплетением.
"Если я загорюсь там, я же сожгу Ким" - шепчу я в ужасе от этого осознания.
"Она и так не жилец, - шипит Голос, - неужели вы думаете что Драконы ее простят за то, что она сделала с их детенышем? Чтобы сделали вы, если бы с вашим детенышем обошлись так?"
"Я понимаю... я бы не простила... Я готова убить за тех кого люблю. За своего детеныша, за своего мужчину..."
"Фррр, - презрительно вскидывается Голос, - то о чем вы сейчас говорите - это не любовь!..."


Происходит что-то странное и неконтролируемое. Тепло становится жестким и сильным. Оно нагревает меня изнутри, и я вижу как вокруг опять появляется марево, изменяющее реальность, плавящее его. Голос что-то шепчет и проводит какой-то ритуал у моих ног, и снова шепчет, просит, уговаривает.
И оно приходит.
Исчезает дыхание, кружится голова, я словно не дышу, а вдыхаю-выдыхаю ветер - шумно, порывисто, "страшно"; жар растекается из сердца по всем телу и словно капает вниз с кончиков пальцев, опаляя все вокруг, заливая оранжевым жидким огнем. Все как и вчера, но есть во всем этом что-то новое.
Я ощущаю себя. Ощущаю себя в этом комке огня, и поэтому, когда я выхожу в коридор, ведущий в лабораторию, я осознаю, что прошу людей не приближаться ко мне, не трогать меня, освободить мне дорогу.
Голос берет меня за руку и ведет, я почти слепа от марева вокруг, и она сама ведет меня туда куда нужно, выгоняя всех из помещения, ведет, а потом опускает на колени возле круга и просит - "жги-и..."
Я смутно вижу голубоватый столб, в котором стоит Ким, он светится ровным светом, а потом начинает плавится, исчезать, испаряться. Я ползу вокруг круга, трогая один артефакт за другим, и они рассыпаются в моих руках, вспыхивают и рассыпаются, и Ким - рассыпается, наверное, так же как мой король, она просто исчезает в воздухе. А я все ползу, ползу, и кажется, что эти артефакты, сложенные на полу, никогда не закончатся.
"Осторожно! Не трогай его!!!" - резкий крик возвращает мне сознание и я вижу перед собой яйцо, черное кожистое яйцо в сгустке белого света. Я шарахаюсь от него в сторону, больно бьюсь о стену, и к душевной боли внезапно примешивается физическая. Я корчусь у стены, и постепенно затихаю, огонь перекидывается на яйцо, а я гасну... и чувствую себя опустошенной и голой. Какая гнетущая ужасающая пустота... Куда делся мой огонь?..



Я открываю глаза. Голос сидит на коленях возле того, что еще три минуты назад было ритуальным кругом, а перед ней лежит яйцо дракона, лежит и пылает оранжевым огнем.
- С ним все в порядке? - спрашиваю я и не узнаю свой голос.
- Да, теперь его надо отдать родителям...
- Я помогу! Давай, я отнесу его! - я пытаюсь вскочить, но коленки подгибаются, и я падаю на пол, к горящему черному шару. - Я хочу помочь, я должна помочь... Давай я его возьму...
Я протягиваю к нему руки и отдергиваю их от боли - огонь больше не щадит меня, он обжигает и ранит...
- Ты не сможешь его взять, - отвечает Голос на мой невысказанный вопрос, - боюсь, что ты лишилась своего огня... Он забрал его...
- Тогда я хотя бы просто освобожу тебе дорогу...
Я все еще на что-то надеюсь, на какое-то чудо, на какую-то сказку: и когда с трудом поднимаюсь, и стараясь не замечать боль в спине подхожу к дверям лаборатории; и когда открываю их - и выхожу в коридор, и прошу освободить нам дорогу, краем глаза видя за своей спиной Голос, несущую в ладонях пылающее яйцо; и когда вижу слышу что в мир вернулась магия, и все вокруг так радуются и так взволнованы. Я все еще надеюсь на чудо, но чуда не случается - мир опять полон магии, света и облегченно вздыхающих людей, они расступаются перед нами везде - в коридорах, на лестнице, на крыльце - но среди них нет моего короля, а это значит - что ничего не получилось.

Голос уходит, я провожаю ее до ратуши, смотрю ей в спину - она выполнила свою задачу и может уходить, а я... У меня больше ничего не осталось.
Я падаю на скамейку в парке и плачу. От отчаяния и обиды - мне обещали помощь, мне обещали вернуть тебя в обмен на услугу, и вот - я разрушила ритуал, я потеряла свою силу, к которой даже не успела привыкнуть, и я так и не вернула то, что мне было более всего нужно. Слезы и отчаяние - это все что у меня сейчас есть.

Во дворце очередной переполох. Я вхожу туда никем незамеченная. Пол-дюжины магов бились над возвращением магии, вернула ее варварка, и хоть бы кто-нибудь подошел и спросил как она себя после этого чувствует, не говоря уже про слова благодарности... Хотя, о чем это я? К черту ваши благодарности, толку от них не больше чем от рассуждений, кто у нас сегодня злой, а кто добрый - все эти рассуждения не более чем простое сотрясение воздуха, они ничего не изменят.

Созывают очередное Дворянское Собрание. НА него приходит Лира, снова девочка, снова принцесса, решительно настроенная принцесса. Она полна решимости прояснить ситуацию с внезапно появившимся "Теоларом"-Гаэтано, и согласна пройти процедуру считывания памяти. Половина собрания категорически против того, чтобы Ледар проводил этот обряд, но Лира проталкивает свое решение, и как с ней не пытаются спорить, все уже решено и назначено - через 15 минут в этом же месте - Гаэтано и Лира предстанут перед магами.
- Что с вами происходит?.. - раздается вкрадчивый голос справа, и я понимаю, что с Лиры разговор внезапно переместился на меня, и спрашивает об этом мэтресса Виолетта, что-то подсчитывающая в своей гладко причесанной голове дама в красном, так и слышно, как щелкают переключатели у нее в голове. - вы опасны? Вы ведь горите?...
- Боюсь, что уже нет, - почему-то сейчас мне хочется знать, что я могла бы загореться и не дать себя убить, без огня я чувствую себя незащищенной, но врать я не научена, и я говорю то, что знаю. - Судя по всему я утратила свой огонь...пока жгла артефакты...
- Ну... будем надеяться, - шелест справа заставляет меня внутренне сжаться. Не нравится мне все это...
Почему я не могу быть жесткой, такой, какой хотела бы видеть меня Голос?

Лира лежит на покрывале. Вокруг ее головы руны и знаки, которые нарисовал Ледар, точно и уверенно, будто всю жизнь только и занимался тем, что возвращал память утратившим ее девицам.
Гаэтано не пришел, его вообще не смогли найти во дворце.
- Виновен, - удовлетворенно констатирует кто-то из собрания, и Ледар начинает свой ритуал.
Все вокруг покрывается туманом, а потом он рассеивается и становится реальностью, другой реальность, чуть поддернутой дымкой и неярким светом.
Перед глазами медленно и красочно текут картинки.
- Пятый день рождения, мама и папа, подарок - лучший подарок для принца - меч, пусть не большой, но рукоятка ложится в ладонь как нужно.
- Шестой день рождения, опять родители, целуют, обнимают, радуются, подводят к юному принцу лошадь, его первую настоящую лошадь.
- Теолару девять. Они с мамой прибывают во дворец, и там почти сразу начинается бойня. Мальчик видит как погибают его родные, один за одним. Придворный маг не в силах этому помешать, он под сильным ударом падает на пол недалеко от забившегося в угол испуганного принца, и смотрит на мальчика измученными потухающими глазами, но в тот миг когда Ледар заносит над Теоларом руку с мечом, успевает прошептать проклятье... "Как только погибнет последний из рода, погибнешь и ты, в страшном пламени сгоришь, в страшном!.." Маг умирает, а мальчика внезапно хватают подмышки и выносят из объятого пламенем дворца.
- Два дня спустя. Теолар сидит на краю стола, перед ним снова "Ледар", он проводит перед глазами мальчика руками и тот засыпает.
- Стук в дверь, Лира открывает ее, на пороге Шеллар, ее дядя, единственный оставшийся в живых родич. Лира счастлива, она плачет и прижимается к сильному мужчине доверчиво и преданно.

- Значит все-таки Теолар - это ты...
- Ну что ж, Дварри, будем классифицировать ваши действия как измену? - фон Графт ироничен и от этого еще более страшен. Он встряхивает волосами и поворачивается к Дварри своим залитым в кожаные доспехи телом. - Или как..? Или хотя бы просто извинимся?
Дварри замирает как тонкий враз засохший палочник на ветке, пытающийся скрыться от тяжелого веселого взгляда.
- А вы знаете, что в метре Ледаре был обнаружен артефакт, принуждающий его выполнять чужую волю? - внезапно спрашивает принцесса Лира, - мы видели как Феондиль извлекал его... Может, стоит проверить всех во дворце, чтобы быть уверенными в том, что больше никто не послушен воле Шел...мага.
Все замолкают, оглядывают друг друга с подозрением и страхом, страхом за себя, будто и правда боятся, что в них найдут что-то "незаконное", что-то лишнее и бросающее на них тень, принуждающее их служить королю-убийце. Глупые, глупые люди...
- Проверьте меня, и я уйду, - прошу я и протягиваю руку мистику. Я хочу как можно быстрее закончить всю эту гонку
Я точно знаю, что во мне нет ничего лишнего. Я точно знаю, что королю не нужно было подчинять себе мою волю. Я отдала ему себя добровольно и с радостью. и подтвердила это высочайшим обрядом верности.

- Турия, я хочу чтоб ты стала моей женой и моей королевой... - Шеллар опять просил ее об этом как о величайшей милости, а она не знала какие еще доводы ему привести. Все что она говорила из раза в раз не сильно отличалось друг от друга. Вот и сейчас - она уже знала, что скажет ему.
- Шеллар, ты же знаешь о моем обете... Я не могу его нарушить... Я должна покарать убийц моей семьи, и потом я стану твоей королевой и возглавлю новый род... Ну, ты же знаешь...
Фаворитка короля подошла к нему близко-близко, и доверчиво положила свою голову ему на грудь.
- Я знаю, - глухо подтвердил король, - но мне надоел шепот за твоей спиной. Я хочу, чтобы ты была признана официально, и чтобы больше никто не смог оскорбить или обидеть тебя.
Турия счастливо и коротко засмеялась.
- Ты же знаешь, что я стань я трижды королевой, от слухов и шепота мы не избавимся, я же всего лишь варварка. Твоя свита не примет меня.
- Мы заставим их это сделать. - буркнул король недовольно, и Турия обвила его шею руками и поцеловала в кончик носа.
- Не стоит. Для меня главное что я для тебя, а не для них. Понимаешь? Мне не нужна власть, мне нужен ты.
- Тогда стань моей женой. Если не хочешь быть их королевой - то просто стань моей женой! Мы даже можем не сообщать об этом, до тех пор, пока ты сама не решишь это сделать! Но пойми - мне это надо! Я должен знать, что ты моя, только моя! Понимаешь?
- Да, - мурлыкнула фаворитка и потерлась своим носом о его щеку, - Спроси меня о том, чего ты хочешь. И я тебе отвечу.
- Ты выйдешь за меня, леди Турия? - Король посмотрел на нее строго и властно, голос его стал торжественен и негромок, а ладонь сжала пальцы девушки почти до боли.
- Да. Сегодня же."



2.3
Решение возникает само собой. Оно сплетается из сотен обрывочных знаний и слухов, роящихся вокруг.
Если Шеллар исчез, а вместо него появился переселенец, значит надо найти переселенца и отправиться туда, откуда он пришел, туда, где сейчас Шеллар.
Все предельно просто.
Остались сущие мелочи - посадить Лиру на трон, выдать ее замуж, чтобы страна осталась в надежных руках, и узнать жив ли король.
Ерунда, сущая ерунда.

"Лира,.. Теолар... ты хочешь остаться девушкой?".
"Да, потому что я не знаю как это - быть юношей, я по другому не умею. К тому же, я хочу замуж!"
"За кого ты хочешь замуж?"
"За Лиссандро Монкара! Он любит меня... даже когда узнал что я юноша - он от меня не отвернулся!"
"Что ж, ты выйдешь замуж. Поскорее. И тогда я смогу уехать."


Я ищу переселенца. Мне надо узнать откуда он прибыл. Мне указывают на высокую улыбающуюся девушку в темном платье и пышными волосами, и говорят, что это она. Девушка от роли переселенца изо всех сил отказывается, отшучивается, смеется, но потом говорит, что у нее есть информация и она ею со мной поделится, но... чуть позже. А пока, пока она может отвести меня к эльфу, который устроит мне сеанс общения с тем миром откуда не возвращаются. И я смогу узнать, там ли король. Я же ищу короля?

В комнате темно и вкусно пахнет травами и благовониями, горят свечи и звучит странная негромкая музыка. Я сажусь на твердую высокую кровать, и синегубый остроухий эльф протягивает ко мне руку и высыпает в мою ладонь белые гранулы.
- Что это? - настороженно спрашиваю я, и эльф усмехается: "Ешьте".
Гранулы сладкие и терпкие на вкус. Я медленно рассасываю их, и чувствую как начинает кружится голова.
- Разве вы не должны взять меня за руку? - спрашиваю я.
- Зачем? - удивляется эльф, но за руку все же берет, и после этого вокруг становится темно.

Я встаю с постели, во всем теле необъяснимая и уже давно позабытая легкость, хочется парить, кажется - подпрыгни я сейчас - удержусь в воздухе и полечу вслед за дуновением ветра. Я делаю шаг вперед и понимаю, что действительно лечу. Легкий разворот в воздухе, темные стены в отсветах свечей, мерцающие блики на потолке, на миг - моё лежащее тело на кровати, там где я его оставила, а потом жесткое чувство притяжения, и бездумный полет к источнику этого притяжения.
Дворец, парк, тревожные заросли и кустарники вдоль аллей, черная пустота и за ней - лабиринт: поглощающие свет стены, белые сухие деревья по краю, неведомые цветы, распускающиеся прямо в воздухе, и дыра, черная, манящая и пугающая меня дыра. "Я не хочу, я туда не хочу" - яростно шепчу я от страха и пытаюсь притормозить свой полет, но меня всасывает туда, и я оказываюсь в черной пещере, освещаемой быстрыми всполохами огня.
А потом из темноты ко мне выходит Он.

- Что ты здесь делаешь? Здесь не место для таких как ты, ты нам не нужна.
- Я ищу,.. я ищу человека. Мне сказали, что он может быть здесь... Где я?
- Это место - грань, грань между жизнью и смертью. Здесь находятся те, кто еще не умер, но уже не жив. Кого ты ищешь?
- Шеллара. Я ищу Шеллара.
- Кого ты ищешь? Назови его.
- Я ищу своего любимого.
- Его здесь нет. Он здесь не появлялся, тебе стоит искать его в других местах.
- То есть, либо он жив... либо он мертв?
- Да... а сейчас уходи.
Черный человек исчезает, и меня выталкивает из пещеры, и, как осенний листок ветром, несет обратно по черному лабиринту.

Я прихожу в себя, я лежу на той же постели, я пытаюсь встать, и все вокруг кружится, и безумная слабость сводит мне коленки.
- Вы узнали, что хотели? - спрашивает эльф и зажигает еще одну свечу.
- Нет... - качаю я головой и выхожу из комнаты.

Очередное дворянское собрание. Кто бы знал, как я устала от них.
Принцесса Лира, бывший наследник престола Теолар, принесла на обсуждение документы и законы. Они вполне устраивают меня, они не наносят вреда государству. Все совещательные голоса в Собрании отныне обретают право голоса. Я коротко усмехаюсь - мне это уже ни к чему, я скоро уйду отсюда, как только все устрою, все, что должна сделать. Переселенцы обретают права прочих граждан. Маги поступают под контроль государства. Устанавливается право наследования короны и по женской линии, для вступления на престол принцессе более не обязательно выходить замуж.
Ну и главное - народу не дОлжно знать, что Лира - это Теолар, чтобы не сеять смуту. Но что будет, если вернется Шеллар?
Этот вопрос многих ставит в тупик.
- Если бы у Шеллара была семья и наследники, могли бы возникнуть проблемы. Но - все не так. Поэтому, даже если он вернется, он просто подпишет отказ от трона и трон останется у меня, - уверенно говорит почти королева Лира.
- Вы уверены, что это правильно? - я уже не жду его возвращения, но я все еще борюсь за его трон. Потому что - а вдруг случится чудо?
- Он убийца и не имеет права на трон, - жестко говорит принцесса. - Наследник я! Если вернуть ему трон, то будет смута.
- Но для подданных - король - по-прежнему Шеллар... - заступничество мэтрессы Виолетты столь неожиданно, что я не знаю даже что сказать, - и если он вернется, а трон ему не вернут - то смута будет тем более... Вот если он добровольно откажется от трона, то да, вы останетесь королевой, а если нет - то королем должен быть он...
- Нет, он не имеет на трон право! - горячится Лира, и я вступаю в беседу снова.
- Вы говорили, что будь у короля семья могли бы быть проблемы?.. А если семья у него есть?..
- Судя по вашему вопросу... - задумчиво изрекает Виолетта, глядя мне в глаза - семья у него есть...
- Да. Я его жена.
- Вы не имеет право на трон! - выпаливает Лира жестко и категорично, - вы не можете на него сесть!
- МНЕ НЕ НУЖЕН ТРОН, - громко и четко произношу я, - но я думаю о государстве и о том, что будет если король вернется. Вы все сейчас обвиняете его во всех смертных грехах, основываясь на ваших воспоминаниях и на рассказах мэтра Ледара. Но ваши воспоминания, не более чем воспоминания. Вы видели лже-Ледара, который убивал вашу семью, но разве это доказательство того, что убивал ее Шеллар? Вы обвиняете его в том, что он стремился к власти и убивал всех на пути к ней, но вспомните - как жилось вашей стране в последние годы? Были ли войны? Разрушения? Голод? Засилье власти и жестокость? Разве так ведет себя тиран, дорвавшийся до трона. Разве так?

Слова у меня заканчиваются. Я не знаю, что еще я могу сказать этим людям. Даже если они правы и ты такой, каким тебя видят сейчас твои подданные, для меня это мало что решает.
Ты все равно остаешься моим мужем.

- Знаешь, я кое-что узнала про твою деревню. - Блэр смотрит на меня искоса, - похоже, что все-таки Орден, уничтожающих магических существ, есть...
Я не знаю, откуда у меня эта информация, но я щедро делилась с Блэр всем, что только где-то и как-то слышала. Ведь она моя подруга и она не стала бояться меня, когда я вдруг начала пылать огнем. Моя подруга...
А она уже рассказывает мне про своего осведомителя, который рассказал ей про документы, которые он видел у короля, и которые тот, видимо, забрал с собой при исчезновении.
- Там был отчет отряда паладинов, который приехал в какую-то деревню, и потребовал выдать им рожденного Феникса. Старейшины отказались и их убили. Но погибло и 19 человек Ордена... А еще Фениксы приносят мор и смерть, ты знала?..
- То-то у вас последние 10 лет, как я здесь живу, мор и смерть, - мрачно шучу я, и спрашиваю как мне увидеть ее осведомителя.
- Эмммм...- мнется Блэр, - понимае-аешь... он сейчас в отъезде, и неизвестно когда вернется. Он мне сообщил это три дня назад, до исчезновения короля, и сразу ехал, так что... придется ждать пока он приедет.. а на это могут уйти две-три недели.
- У меня нет столько времени...- устало отмахиваюсь я, - я должна уехать побыстрее, мне здесь больше нечего делать. Но твой осведомитель... странно это все. Если у Шеллара были эти документы, он не мог мне о них не сказать, он же знал, как для меня это важно...

Во дворце сутолока, к тронному залу не пройти. Принцесса Лира собрала всех дворян, и сейчас вместе с Арианом фон Графтом стоит перед троном и молча смотрит на свой двор.
- В отсутствии короля Шеллара, корона переходит к принцессе Лире, и сейчас она является нашей королевой.....А так же мы приняли ряд законопроектов.... и таким образом переселенцы получают права... свадьба с Лиссандро Монкаром состоится вечером!

Я еще какое-то время слушаю объявления высочайшей воли, а потом выхожу из тронного зала и иду искать мэтрессу Морриган.

- Когда все это случилось, - медленно говорит Морриган и смотрит мне в глаза пристально и изучающе, - когда исчезла магия, мой отец, ему было около тысячи лет, рассыпался в прах. Если Шеллар был старым магом, значит с ним случилось то же самое... Вы ведь понимаете? Я некромант, я умею разговаривать с мертвыми. Но чтобы связаться с ними, мне нужна... какая-нибудь их часть - волос, кожа, кровь... нога,.. рука... В вашем случае... вы не можете мне достать ничего из перечисленного...
- Не могу, - разом охрипла я, - но когда я была в лабиринте, тот кто там был...
- Вы были в лабиринте..? - бровь Морриган поднимается вверх и выражает ироничное удивление. Наверное, такие как я не летают в лабиринты смерти... наверное, но не при таких обстоятельствах.
- Да, была. И мне сказали, что Шеллара там не было и нет.
- Настоящий Шеллар давно умер, - говорит черноволосая некромантка, - вы уверены, что вы правильно его искали?
- Я сказала, что ищу любимого, и мне ответили что он там не появлялся. Значит - он или мертв, или жив... мне просто надо узнать, что с ним, чтобы искать его дальше. "Или не искать" - но это уже мои мысли, их не надо произносить вслух.
- Значит все верно... Что ж, принесите мне любую его вещь, и я скажу вам - мертв он или нет.

Я бегу в спальню короля. В кабинет мне путь заказан, но в спальню я могу войти. Мне всего лишь нужна его вещь, не подарок мне, а что-то его личное, но мне никак не сообразить, что это может быть. Взгляд мой падает на нашу с ним кровать. Это кажется абсолютным бредом, и я чувствую себя дурой, круглой дурой, но я хватаю подушку, и бегу с ней по коридорам - в ту часть дворца где остановились мистралийцы.
- Леди... Морргиган... - мне никак не отдышаться - вот.. это его подушка.. он всегда спал с правой стороны...
Мэтресса скептически смотрит на меня, берет из моих враз ослабевших рук шелковую подушку, на минуту закрывает глаза, а потом говорит: "он жив", и тотчас уходит в покои королевы Эстер.
Я прижимаю подушку к себе, приваливаюсь к ближайшей стене и начинаю истерически хохотать.


2.4

@темы: ролевое, про любовь, пишу, личное